Чехов. Новости

Яндекс.Погода

четверг, 17 августа

малооблачно+19 °C

Онлайн трансляция

Ксения Мишонова: У нас ни разу не было, чтобы похитители детей рассматривались как приёмные родители

20 янв. 2017 г., 16:21

Просмотры: 405


19 января в Доме правительства Подмосковья в Красногорске прошло экстренное заседание рабочей группы Общественной палаты России и Совета по правам человека при губернаторе Московской области. На нём решали судьбу ребёнка, которого похитили два года назад в Дедовске – маленького Матвея Иванова или Егора Спахова. Уполномоченный по правам ребёнка в Московской области Ксения Мишонова ответила на вопросы ведущей «Радио 1» Татьяны Исаковой. 

– Ксения, как правильно называть ребёнка – Матвей или Егор?
– Мы очень просили написать в свидетельстве о рождении «Егор», но, видимо, органы опеки посчитали более правильным написать «Матвей». Однако мы сказали медработникам, когда он был в больнице, и тем людям, которые сейчас с ним занимаются, что его зовут Егор. Мы его так и зовём.

– А какая фамилия написана в свидетельстве?
– Иванов. 

– Каковы итоги заседания? 
– Мы собрались не для того, чтобы решить судьбу ребёнка, потому что сейчас это сделать невозможно. Мы собрались, чтобы все могли высказаться, чтобы ведомства, которые занимаются решением проблемы, рассказали все подробности, чтобы мы были в курсе всех фактов и обстоятельств. 

– Мальчик остаётся в больнице?
– Нет, сейчас Егорка переведён в дом ребёнка. Мы специально подобрали для него самый лучший, самый оснащённый, с самыми хорошими специалистами. Сейчас он в полной безопасности, у него выдержан режим дня. Он гуляет, играет. С ним занимаются психологи, воспитатели, ему читают книги. Он живёт обычной детской жизнью, хотя и не дома. 

– Вы лично встречались с мальчиком? Я знаю, что адвокат, член Общественной палаты Анатолий Кучерена имел возможность пообщаться с ребёнком. 
– Мы вместе с Анатолием Григорьевичем приходили в палату, когда Егорка находится в Дедовской больнице. Это было в прошлую пятницу. До дома ребёнка я пока не доехала, потому что его только вчера туда перевезли. Собираюсь сделать это в ближайшее время.

– Дом ребёнка находится в Подмосковье? 
– Конечно же, в Подмосковье! 

– Что сейчас говорят биологические родители мальчика и те родители, которые воспитывали его два с половиной года? 
– Если честно, меня не очень интересует, что говорят биологические родители. Если следовать букве закона, они должны официально заявить, что хотят воспитывать ребёнка.

– Пока заявления были только на словах?
– Да, на словах. Но пусть говорят и дальше! Для меня сейчас важен ребёнок, я занимаюсь его судьбой. У мальчишки, с одной стороны, невероятно трогательная, с другой – непростая судьба. И от нас, взрослых, сейчас зависит, чтобы как можно быстрее этот малыш обрёл семью и нормальную жизнь. У него есть это право, а у меня есть право его защищать. Меня волнует, в первую очередь, он. Следствие занимается названной мамой, органы опеки – названным папой Сергеем Спаховым…

– Он подал документы на опекунство? 
– Он претендует на роль приёмного папы с последующей возможностью усыновления. Это всё будет решаться органами следствия и опеки. Мы надеемся сократить для Егорки путь домой.

– Путь домой – это куда? К названному папе, как вы его называете? 
– Я не могу сейчас об этом говорить – такого решения нет.

– Ситуация, действительно, экстраординарная…
– Согласна, но я не готова сейчас это обсуждать. Идёт следствие, женщина находится под следствием. Мы изучаем Сергея, его прошлое, настоящее, сможет ли он обеспечивать ребёнка и дальше, есть ли у него соответствующие всем требованиям жилищные условия. Сейчас идёт проверка. Ситуация беспрецедентная. У нас ни разу не было истории, чтобы похитители детей рассматривались как возможные приёмные родители. Это прецедент, который мы все сейчас вместе проходим. Важно, чтобы мы прошли его с минимальными ошибками и потерями, в первую очередь – для жизни и судьбы Егора.