Подпишись!

Чехов Сегодня
Читай о себе на наших страницах

Яндекс.Погода

среда, 21 августа

ясно+16 °C

Онлайн трансляция

Жизнь простая и сложная. Разговор с ветераном Константином Митрофановым

23 февр. 2019 г., 18:05

Просмотры: 559


23 февраля вся страна отмечает День защитника Отечества. В преддверии праздника корреспондент «Чехов Сегодня» отправился в гости к ветерану Великой Отечественной войны, лётчику Константину Митрофанову. Война, голод, потеря близких, любимая семья и работа – всё было в жизни этого человека, горе и радость переплелись воедино, как и в судьбах других людей…

Мечта о небе

Константин Павлович родился 1 марта 1924 года. Мать Ксения Николаевна, и отец Павел Павлович были заводскими рабочими.

«Я был поздним ребенком, любимым. К сожалению, мой отец очень рано умер. Ему было всего 48 лет. Я был еще совсем маленьким. Мы тогда жили в Серпухове, где работали мои родители. Именно там я впервые ощутил желание подняться в небо на самолёте…» – вспоминает Константин Павлович.

Мальчику было всего шесть лет, когда для их группы детского сада устроили экскурсию в аэроклуб. Маленький Костя получил уникальную возможность не только увидеть настоящие самолёты, но и посидеть в кабине пилота.

«Я до сих пор помню, что чувствовал, очутившись в кабине пилота. Впечатление действительно осталось на всю жизнь. С тех пор мечта подняться в небо на крылатой машине не оставляла меня», – делится наш герой.

Потому что мы пилоты

Детские надежды воплотились в жизнь через 10 лет, когда юноше исполнилось 16 лет. Осенью 1940 года в Подольском аэроклубе был объявлен набор в специальную группу курсантов. В нее и записался Константин Митрофанов.

Интересно, что Константину Павловичу пришлось пойти на небольшую хитрость, чтобы стать пилотом. В аэроклуб принимали только тех, кому уже исполнилось 17 лет. До этого заветного возраста нашему герою не хватало одного года, но юный Константин не растерялся.

«В те годы на процесс оформления документов смотрели не слишком строго. Вот я и отправился в Венюковский сельсовет, где работала моя знакомая. Она и дала мне справку, что я родился не в 1924 году, а годом ранее. Так я стал курсантом.

Территориально наш аэроклуб находился недалеко от платформы Силикатная. Жили мы в старом бараке, который оборудовали под казарму. Сначала нам давали только теорию – изучали устройство самолёта У-2, а с января 1941 года начали летать. Была у нас, конечно, и парашютная подготовка.

К концу апреля мы прошли ускоренный курс обучения и сдали экзамены по лётной подготовке. На каждого курсанта аэроклуба была дана характеристика о годности к дальнейшему использованию в военной авиации. Меня признали годным», – с улыбкой рассказывает Константин Павлович.

Война

За полтора месяца до начала Великой Отечественной войны Константин Митрофанов получил повестку из Подольского военкомата – молодого человека направили на обучение в Качинскую Краснознаменную Военную авиашколу имени Мясникова.

Кстати, стать курсантом этой авиашколы было весьма престижно – в этом учебном заведении учились многие известные люди того времени, в частности, Василий Сталин.

«Кача (Качинская авиашкола – прим. ред.) находилась в Севастополе. Ехали мы туда несколько суток. Не успели толком начаться занятия, как нам объявили о нападении фашистов. Школу в срочном порядке перебазировали в Саратовскую область, посёлок Красный Кут. Занятия велись крайне нерегулярно. Постоянно не хватало топлива. Нас обучали «партиями» – пока одна группа курсантов летает, другая обслуживает аэродром и технику», – вспоминает Константин Митрофанов.

Летом и осенью 1942 года, когда гитлеровские войска приблизились к Сталинграду, из преподавателей и инструкторов Качинской школы была сформирована авиационная группа. Ее задачей была охрана от нападений с воздуха на железнодорожный узел в посёлке Красный Кут. Курсантов школы, в том числе и Константина Митрофанова, включили в обслуживающий персонал группы.

А с ноября 1942 года по 1943 год курсанты школы охраняли наиболее важные стратегические объекты под Сталинградом.

«Можно сказать, что толком наша учеба началась лишь в июне 1943 года. Из нас сформировали 47 эскадрилью. Летали мы на ЯК-3 и ЯК-7. Учиться было очень интересно. Я всегда любил лётное дело. Но жизнь сложилась так, что в феврале 1945 года мне пришлось распроститься со работой пилота. Я прыгал с парашютом с высоты 800 метров, тот не раскрылся. Исправить ситуацию я не смог, дёрнул кольцо запасного парашюта. Но до земли уже оставалось всего ничего. Развернуться к ветру я не успел, а значит, и «погасить» парашют при приземлении тож е не вышло. Меня потащило по земле. Я сильно ударился головой. К сожалению, травма оказалась с последствиями. Вскоре я понял, что в полёте при перегрузках у меня темнеет в глазах. Военно-врачебная комиссия в Саратове поставила крест на моей карьере лётчика. Однако без дела я в авиашколе не остался – стал работать радистом», – делится Константин Павлович.

Возвращение домой

В декабре 1945 года Константин Павлович вернулся в родную деревню. Маму он застал в тяжелейшем положении. В суматохе военных дней все ее документы были утеряны – несчастная женщина не получала ни пенсии, ни продуктовых карточек…

Константин Павлович немедленно устроился на работу на Венюковский арматурный завод.

«Время после войны было очень голодное. По рабочей карточке я получал 650 граммов хлеба в день. Эту скудную порцию мы делили с мамой. Продукты стоили невероятных денег, и купить их просто не было возможности. Чувство голода преследовало постоянно…» – рассказывает наш герой.

Постепенно жизнь входила в мирное русло. В 1947 году Константин Павлович женился на лаборантке из своего цеха. Константин Павлович и Клавдия Васильевна вместе уже 72 года – целую жизнь. У них двое детей – дочь Татьяна и сын Александр, четыре внука, правнуки и даже праправнук.

Константин Павлович остался верен родному предприятию – работал на Венюковском арматурном заводе, вплоть до 2002 года. За это время внес огромное количество рационализаторских предложений.

На вопрос «Считаете ли Вы себя счастливым человеком?» Константин Павлович ответил очень просто:

«Мне уже 95 лет, старость я встретил в кругу родных, чувствую их любовь и уважение. Со мной до сих пор моя жена. Разве это не счастье? Конечно, в жизни было много трудностей, было и горе. Но и радостных моментов мне подарено немало».

Беседовала Юлия Григорьева