Подпишись!

Чехов Сегодня
Читай о себе в наших соцсетях

Яндекс.Погода

четверг, 27 июня

дождь+17 °C

Онлайн трансляция

Виталий Коваленко: Джаз - это способ выражения собственного "я"

10 янв. 2019 г., 10:36

Просмотры: 207


26 января в Чеховской детской школе искусств состоится концерт Виталия Коваленко – российского пианиста, легко соединяющего в своей игре классику и джаз. Мы решили выяснить, как у него это получается, каковы перспективы развития классики и джаза сейчас и чтобы сказал Моцарт, если бы услышал, что Виталий делает с его произведениями.

– Ты  закончил  музыкальную  школу,  училище, обучался в Институте культуры. В общем, получил классическое музыкальное образование. Откуда появилась тяга к джазу?

– После музыкальной школы я начал заниматься с джазовым дирижером и аранжировщиком Евгением Манцириным – это были первые шаги. Затем были мастер-классы Даниила Крамера, который и вдохновил меня на более серьёзное отношение к джазу. После окончаний училища я с друзьями организовал трио. Мы играли в кафе, клубах, ресторанах. В 2011 году в Пермь с концертом приехал Леонид Чижик – один из известнейших советских джазовых музыкантов, с 1991 года проживающий в Германии. Он-то и пригласил меня за границу, где я занялся джазом более плотно.

– Откуда у тебя такое стремление: соединить в одной аранжировке и джаз и классику?

– Я люблю и то, и другое. В детстве я подбирал классические мелодии и аранжировал их по-своему. А уже в годы юности ко мне обратился один приятель и ради шутки спросил: «А можешь Моцарта в джазе сыграть?» Меня это зацепило, и я попробовал. Сначала обработал одну мелодию, а потом создал полную программу.

– На сегодняшний день ты один из лучших в этом жанре в России?

– Для начала нужно понять одну вещь – джазовые пианисты не играют классику. Классические пианисты не играют джаз. Классик занимается нотами – ему или не хватает времени на джаз, или он его не цепляет. Джазмены играют не совсем по нотам. Там другие подходы, гармонии, ритмы. У них больше импровизации, свободы. Но есть исключения, например, тот же Крамер, который получил академическое образование, а затем увлекся джазом. Так что, нельзя говорить, что я один из лучших – это значит не совсем правильно ставить вопрос.

– В конце ноября ты давал концерт в Чехове. В январе этого года будет еще один. Тебе так понравился наш город?

– Город понравился. До этого летом  я побывал в Мелихово и Талеже, где окунулся в святой источник. Тогда Чехов мне понравился своей зеленью.

– Ноябрьский концерт был посвящен классике в джазовой аранжировке. Что ты предложишь слушателям в январе?

– Я долго думал над этим. И решил, что зимой, когда лежит снег, можно было бы обратиться к зимней джазовой музыке, которая привязана к Рождеству. Там будут как западные джазовые мелодии, так и наши, в том числе и современные.

– Хорошо, давай поговорим о музыке вообще. Каждый из известных классических композиторов – например, Моцарт, Чайковский, Шостакович, Шнитке – они приходили и приносили что-то своё, расширяли музыкальные границы. Что происходит с классикой сейчас? Она достигла потолка своего развития или еще есть какие-то ступени, которые ждут своего первооткрывателя?

– Есть несколько мнений. Кто-то считает, что потенциал еще есть. Другие, что развитие закончилось где-то  в  для простого человека людьми. Но её нельзя назвать академической музыкой. Если говорить о больших именах, то, думаю, из современных композиторов нельзя выделить кого-то сравнимого с академическими гигантами прошлых эпох. Академическая музыка стала более элитарной, сейчас она интересует лишь узкий круг специалистов и ценителей.

– А как в джазе обстоят дела с перспективами развития?

– Здесь чуть интересней. Джаз – это такой вид музыки, который соединяется практически с любым другим видом. Есть поп-джаз, джаз-рок, джаз-фанк. Джазу ведь не так много лет и он развивается до сих пор. Есть, конечно, мейнстрим – главное течение, но есть и большое количество ответвлений.

– Из классики можно сделать джазовую аранжировку. А из джаза – классику?

– Нет. Несмотря на то, что любая музыка пишется в нотах, в джазе всегда есть такой момент, как импровизация. В джазе главное – это, скорее, исполнение, чем, собственно, ноты. Солист выходит и начинает играть соло без всяких нот. В этом смысл. Конечно, можно взять джазовую мелодию и на её основе написать классическую симфонию, но тогда это уже перестанет быть джазом.

– Как вообще у тебя проходит процесс аранжировки классических мелодий в джаз? Ты берешь зацепивший тебя мотив и начинаешь гармонизировать его с точки зрения джазовой теории, пробуешь разные варианты или сразу слышишь, как он будет звучать в аранжировке?

– Допустим, мне понравилась мелодия Штрауса. Я уже её играю, слышу внутри себя. При этом я могу сделать теоретические выкладки, но главное – это то, как я её слышу. При этом нужно понимать, что я пробую разные варианты. Не только на стадии аранжировки, но и в процессе исполнения. Одну и ту же вещь на разных концертах я могу сыграть по-разному. Это и есть джаз. Способ выражения собственного «я» и мироощущения через музыкальные звуки.

– Тебе важно, чтобы слушатель тебя понимал?

– Не всегда слушатель может тебя понять. Но важно – чтобы он имел эмоциональный отклик.

– Как ты думаешь, что сказал бы Моцарт, если бы услышал, что ты делаешь с его произведениями?

– Не знаю, мог бы и в глаз дать, наверное (смеётся). А мог бы сказать: «О, а давай-ка вместе попробуем!» Я даже думаю, что если бы Моцарт жил сейчас, он бы писал как раз джаз. Это как в фильме «Амадей», когда Моцарт играл для императора музыку Сальери, а потом тут же начал импровизировать на эту тему. Это же и есть джазовый подход.

Самое читаемое